Nieman Foundation at Harvard
HOME
          
LATEST STORY
“The way we raise the money at The Guardian is different than any place I’ve ever been”
ABOUT                    SUBSCRIBE
June 9, 2017, 2:55 p.m.
Audience & Social

Реальные новости о фейковых новостях: британцы и европейцы реже делятся ложной информацией, чем американцы

Трудно уследить за растущим потоком информации о новостной грамотности, фейковых новостях и контенте, искажающем правду в поддержку какой-либо идеи. Этот еженедельный обзор поможет вам не пропустить самое важное и интересное.

Франция>Британия>США… Так, согласно выводам Проекта по изучению пропаганды в цифровом пространстве (Project on Computational Propaganda), проведенного Институтом Интернета Оксфордского университета, выглядит соотношение того, как часто люди в разных странах делятся ложной информацией. Исследователи измерили “активность ботов и распространение ложных новостей” в Twitter во время последней недели перед выборами в Великобритании (с 27 мая по 2 июня) и обнаружили, что ложные новости (исследователи дают им такое определение: “вводящий в заблуждение, обманчивый или некорректный контент, претендующий на реальную новость о политике, экономике или культуре”) составили 11,4 процента от общего объема материалов, которыми пользователи делились в сети …

Эти цифры можно сравнить с 12,6 процента во время первого исследования, проведенного в Великобритании, 12,5 процента – в Германии и 5,1 и 7,6 процента во время двух избирательных туров во Франции. Мы также обнаружили, что, разговаривая о политике, пользователи Великобритании реже делились фейковыми новостями, чем пользователи США в преддверии выборов 2016 года, где уровень распространения ложных новостей был значительно выше. В дни, предшествовавшие президентским выборам в США, мы изучали, как ложные новости распространяются среди избирателей Мичигана [об этом исследовании можно прочесть в этой статье] и обнаружили, что количество ложных новостей, распространяемых под видом профессионального контента, составило около 33 процентов от общего объема информации.

Существенные различия в том, как ведутся разговоры о политике в разных странах, можно проследить и другими способами. Исследование поведения пользователей показало, что в США 33,5 процента ссылок, которыми делились пользователи в сети, вело на профессиональные сайты. В Германии это число составляло 55,3 процента, а во Франции – между 49,4 и 57 процентами во время двух раундов выборов. Аналогичным образом, в проводящемся сейчас исследовании, основанном на поведении жителей Великобритании, мы видим, что 53,6 процента релевантных ссылок вели на профессиональные новостные сайты.

Значит, хммм, возможно, эти европейские страны учатся на ошибках американцев? Посыпая соль на рану тех, кто живет по западную сторону Атлантики, исследователи пишут: “Мы также видим, что живущие в европейских странах люди, обсуждая политику в социальных сетях, как правило, используют более качественные источники информации, чем американские пользователи”.

“Социальный контекст может препятствовать проверке фактов”. Бедный старый фактчекинг – о нем почти нет хороших новостей. Том Джейкобс из Pacific Standard написал в недавней статье, посвященной исследованиям, проведенным в Принстонском университете: “Ощутимое социальное присутствие снижает уровень проверки фактов“. Вот выдержка из этой статьи:

Восемь экспериментов показывают, что люди с меньшей вероятностью будут проверять утверждения, если они знают о присутствии других людей, – даже если при этом не происходит прямого социального взаимодействия и они не получают обратной связи. Понятие воспринимаемого социального присутствия сформулировано в теории социального воздействия и социальной поддержки, которая изучает, каким образом реальное, воображаемое или подразумеваемое присутствие других людей влияет на чувства и поведение человека.

Почему так происходит? Судя по всему, это не “дисперсия ответственности ” или “социальное безделье” (ситуации, в которых каждый ждет, когда кто-то другой скажет, что заявление не кажется верным): в одном эксперименте людям платили за каждое утверждение, которое они проверяли, и все равно “участники отмечали ложную информацию или проверяли ее реже, чем когда они находились в одиночестве”. Исследователи также не обнаружили “устойчивого эффекта социального присутствия на количество утверждений, отмеченных как истинные”. Но:

Наши данные позволяют нам предположить третью возможность, связанную с ослаблением внимания: что контекст социальных медиа может препятствовать проверке фактов – по крайней мере, частично – за счет почти инстинктивного снижения бдительности. В роли такого контекста могут выступать платформы, которые по своей сути являются социальными (например, Facebook), или такие доступные онлайн функции, как “лайки”, которые получает сообщение, или возможность поделиться этим контентом.

От “теневого Интернета” до FoxNews.com. Журналисты The New York Times Нейл МакФарквар и Эндрю Россбэк проследили, как фейковая новость о нападении России на американский корабль распространилась с российской “публикации, которая, вероятно, имела сатирический характер” на сайт FoxNews.com. Оригинальный фейковый материал был написан в 2014 году и путешествовал по Facebook, передачам российского телевидения, британским таблоидам The Sun и The Daily Star и, наконец, появился на FoxNews.com (после публикации материала The New York Times материал был удален).

Translation by IJNet.org.

ILLUSTRATION FROM L.M. GLACKENS’ THE YELLOW PRESS (1910) VIA THE PUBLIC DOMAIN REVIEW.

Laura Hazard Owen is the editor of Nieman Lab. You can reach her via email (laura_owen@harvard.edu) or Twitter DM (@laurahazardowen).
POSTED     June 9, 2017, 2:55 p.m.
SEE MORE ON Audience & Social
PART OF A SERIES     Real News About Fake News
Show tags
 
Join the 60,000 who get the freshest future-of-journalism news in our daily email.
“The way we raise the money at The Guardian is different than any place I’ve ever been”
“This is truly a jointly owned responsibility among the business side and editorial.”
What’s with the rise of “fact-based journalism”?
“To describe one form of journalism as ‘fact-based’ is to tacitly acknowledge that there is also such a thing as ‘non-fact-based journalism.’ And there isn’t.”
Britney Spears and the generational shift in celebrity coverage
“There was just this nastiness that emerged in the way celebrities were covered in the 2000s.”